Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Антон-Горемыка часть 51

Антон-Горемыка часть 51

- Да, брат, штоф, - отвечал Ермолай, надевая одною рукою шапку, другою
подавая красную ассигнацию. - Эх, жаль, время не терпит, а то бы знатную у
тебя выпивку задали.
- А вам нешто к спеху, - продолжал рыжий Борис, которому красная
бумажка показалась что-то подозрительною в руках такого оборванца. - Вы
отколь?..
- А мы, брат, сдалече, копальщики, идем с заработок... домой, -
отвечал, нимало не смущаясь, Ермолай и в то же время подал знак Петру,
указав на брата.
Но, заметив усилия, с какими Петр приподнимал Антона на ноги,
целовальник спросил:
- А что это у вас товарищ-ат... кажись, разнемогся...
- Да... на дороге из Тулы... что-то животы подвело... - отвечал Петр,
подбираясь с Антоном к двери.
- Хозяин, давай-ка скорей сдачу, - сказал Ермолай нетерпеливо.
Но купец, сопровождаемый несколькими мужиками, загородил им дорогу. В
числе мужиков находился и ростовец, тот самый, что встретился с Антоном на
ярмарке. Увидя его, он растопырил руки и произнес радостно:
- А! здорово, брат, как тие бог милует... Вот не чаял встретить! ну
что, нашел лошадь?
Антон вздрогнул.
- Разве ты его знаешь? - спросил удивленный купец.
- Как же! - отвечал ростовец, подходя ближе к Антону, - да ведь это,
братцы, тот самый мужичок, что сказывал я вам вечор, у кого лошадь-то
увели... ну, брат... уж как же твой земляк-то убивалси!..
Несколько мужиков встали с своих мест и подошли с участием к Антону.
- Мы на другой день нашли его лошадь... - отвечал, оторопев, Петр, -
насилу откупились...
- Ой ли?..
- Да тебе-то что?.. - сказал Ермолай, толкнув плечом ярославца и силясь
пробиться к двери. Видно было, что ему становилось уже неловко.
- Ты, брат, мотри не пихайся, не к тебе слово идет...
- Стой, молодец! - произнес вдруг целовальник, удерживая бродягу. - Как
же ты говорил мне, вы с заработок шли... а вот он его видел (тут Борис
указал на ростовца и потом на Антона) с лошадью на ярманке... и сказывал,
мужик пахатный... помнится, еще из ближайшей деревни...
- Как же, из Троскина какого-то, - заметил ростовец.
- Что ж ты бабушку путаешь? - воскликнул Борис, подступая к Ермолаю. -
Какой же он копальщик?..
- Да чего тебе от нас надо? - крикнул Ермолай, врываясь силою в двери.
- Нет, погоди... постой... эй, ребята! не пущайте его... сказывай
прежде, что вы за люди...
- Разбойники, разбойники! - завопил неожиданно купец, выхватывая из рук
Ермолая зеленые замшевые рукавицы, которые тот не подумал второпях
спрятать. - Братцы! вяжи их! братнины рукавицы!.. знать, они его ограбили...
крути их!..
- Эй... держи!.. вяжи!.. держи!.. - раздалось со всех сторон в кабаке,
и толпа мужиков обступила бродяг.
- Чего вы, дьяволы! ну что, - кричал Ермолай, становясь в
оборонительное положение, - ну, что вам надо?..
- Откуда у тебя рукавицы, разбойник? - произнес купец, хватая его за
грудь.
- На дороге нашел!..
- Врешь, собачий сын!.. - сказал целовальник, вытаскивая в эту самую
минуту из-за пазухи Ермолая замшевый бумажник. - А это что?..
Не прошло минуты, как уже Ермолай лежал в сенях, связанный по рукам и
по ногам; Петрушку также выводили из кабака; проходя мимо товарища, он
сказал дрожащим, прерывающимся голосом:
- Братцы... отпустите меня... за что вы меня тащите... это вот он с
своим братом... мужик тот... седой-то... обобрали купца... отпустите!..
- Как! убили! - завопил купец, вбегая в сени. - Обобрали!.. - И он
кинулся как полоумный вон из избы.
- Эй, целовальник! хозяин! - закричал Матвей Трофимыч рыжему Борису,
все еще хлопотавшему подле Ермолая, - посылай скорее в их вотчину... в
накладе не будешь... скорей парня на лошади посылай в их деревню за
десятским... за управляющим... да ну, брат, проворней!..
Пока прикручивали Петра, в дверях кабака послышался страшный шум; в то
же время на пороге показалось несколько мужиков, державших Антона; ухватив
старика кто за что успел, они тащили его по полу с такою яростью, что даже
не замечали, как голова несчастного, висевшая набок, стукалась оземь. Глаза
Антона были закрыты, и только судорожное вздрагивание век и лба
свидетельствовало о его жизни. Сквозь стиснутые зубы и на бледных губах его
проступала кровь. Толстоватый ярославец, казалось, более других был в
бешенстве; он не переставал осыпать его ударами.

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 110


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009