Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Антон-Горемыка часть 48

Антон-Горемыка часть 48

- Слышь, что ли, - произнес первый, дергая его за руку, - полно тебе
зуб-то об зуб щелкать; ступай домой, пра, ступай домой, слышь, что те
говорят?..
Но Антон уже ничего не слышал. С остервенением оттолкнул он наконец
караульщиков и кинулся стремглав к стороне околицы.
- Антон! эй, Антон! - кричали ему вслед мужики. - Экой леший! Что с
ним, право, попритчилось?..
- А что попритчилось, - примолвил Дорофей, - запил! вот те и все тут;
экой, право, черт... должно быть, деньги-то все кончил... Поди ж ты, Федюха,
а, кажись, прежде за ним такого дела не важивалось; управляющего, слышь,
захотелось ему ночью... знать, уж больно он его донимает... ну, да пойдем,
Федюха: я индо весь промок... так-то стыть-погода пошла...
- Пойдем, дядя Дорофей... Постучим еще в доску... да завалимся спать...
смерть иззяб...
Немного погодя резкие, звучные удары в чугунную доску далеко разнеслись
по окрестности, заглушая на минуту завывание ветра и шум бури, которая,
казалось, усиливалась час от часу. Антон между тем продолжал бежать как
полоумный. Поравнявшись с первыми избушками, он круто своротил к огородам и
пустился задами деревни. Тут шаг его сделался тверже и медленнее. Когда он
приближался к тому месту, где несколько дней тому назад поднял платок, ему
вдруг почудилось, что кто-то мелькнул мимо него поперек дороги. Он
остановился и оглянулся в ту сторону. В эту самую минуту сильный порыв ветра
раздвоил тучу, и бледным светом озарилась та часть поля. Антон явственно
различил тогда в белом пятне неба над поверхностью межи профиль старухи.
Согнувшись в три погибели, она ковыляла, размахивая сучковатою своею клюкою,
которой, казалось, ощупывала дорогу... Антон тотчас же узнал Архаровну. Все
россказни и слухи о богатстве ее разом прихлынули ему в голову; ему пришло в
голову, что она может пособить ему. Секунду спустя кинулся он вслед за
побирушкой, несколькими прыжками нагнал ее и крикнул задыхающимся голосом:
- Помоги, коли хочешь спасти душу христианскую от греха - дай денег!
- Касатик! касатик! - могла только проворчать побирушка, - Христос с
тобой... ой... да это... ты, родной... Антон Прохорыч... какие у меня
деньги!.. Христос с тобой!..
- У тебя есть!.. Все сказывают! - прибавил он.
- Что с тобой делать, - завопила старуха, - вишь ты какой странный...
аль руку на себя поднять хочешь, что ли, прости господи! - деньги... у меня
в березничке... в кубышке... зарыты...
- Веди туда!.. - крикнул мужик, - веди!.. скорее...
Старуха оправилась, поспешно подняла клюку; он уцепился ей за полу, и
оба быстрыми шагами пустились по дороге к роще.
Пока еще тянулся проселок, они шли ходко, но как только старуха
свернула на пашню, Антон начал уже с трудом поспевать за ней; ночь стала
опять черна, и дождь, ослабевший было на время, полил вдруг с такой силой,
что он едва мог различать черты своей спутницы. Глинистая почва пашни
прилипала к их ногам тяжелыми комками и еще более затрудняла путь; время от
времени они останавливались перевести дух. Наконец старуха свела его в
глубокую межу, на дне которой бежал, журча и клубясь, дождевой сток; с обеих
сторон поднимались черные, головастые дуплы ветел; местами тянулись сплошною
стеною высокие кустарники; кое-где белый ствол березы выглядывал из-за них
как привидение, протягивая вперед свои угловатые худощавые ветви. Дорога час
от часу становилась затруднительнее; ноги поминутно встречали камни или
скользили в тине; иногда целые груды сучьев, сломанных ветром, заслоняли
межу. Подобно несметному легиону духов, ветер проносился с одного маху по
вершинам дерев, срывая миллионы листьев и сучьев; потом вдруг, как бы
встретив в стороне препятствие, возвращался с удвоенною силой назад,
покрывая землю глыбами смоченных листьев. Тогда грохот бури смолкал на
минуту, и снова слышалось журчание потоков и однообразный шум дождя, который
падал полосами на деревья и скатывался на дорогу.
- Ой, погоди, касатик, дай вздохнуть... надыть еще в овраг спущаться, -
сказала старуха.
Антон молча остановился. Немного погодя они, в самом деле, начали
спускаться по крутому каменистому скату в овраг. Очутившись на дне, Антон
поднял глаза кверху; окраины пропасти вырезывались так высоко на небе, что
едва можно было различить их очертание. Несколько раз Антону приводилось
проползать под стволами дерев, опрокинутыми там и сям поперек пропасти,
загроможденной повсюду камнями; старуха, по-видимому, хорошо знала дорогу;
она ни разу не оступилась, не споткнулась, несмотря на то, что шла бодрее
прежнего и уже не упиралась более своею клюкою. Затесавшись наконец вместе с
Антоном в густую чащу кустарников, из которой выход казался невероятным, она
неожиданно остановилась, рванулась вперед и закричала хриплым своим голосом:
- Ребятушки! сюда, родимые!..
Одуматься не успел Антон, как уже почувствовал себя в руках двух дюжих
молодцов. Движимый инстинктивным чувством самоохранения, он бросился было
вперед, но железные руки, обхватившие его, предупредили это намерение и
тотчас же осадили назад.

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 100


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009