Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Антон-Горемыка часть 47

Антон-Горемыка часть 47

Возвращение

...Трое суток бегал Антон, разыскивая повсюду свою клячонку; все было
напрасно: она не отыскалась. В горе своем не замечал он студеного дождя,
лившего ему на голову с того самого времени, как покинул он город, ни
усталости, ни холоду, ни голоду... Без полушубка, без кушака и шапки,
потерянных где-то ночью, метался он как угорелый из деревни в деревню,
расспрашивая у встречного и поперечного о своей пегой кобылке. Никто ничего
не знал; никто даже не дал ему разумного ответа. Кто молча отворачивался за
недосугом, кто равнодушно отсылал его дальше, а кто попросту отзывался
смешком на его оторопевшие, нескладные речи. Впрочем, и то сказать надо, что
если б Антону посчастливилось даже отыскать конокрада, последствия были бы
не лучше. У него не было денег. Мужички, провожавшие его за ворота
постоялого двора, были совершенно правы, решив в один голос, что "не
найти-де ему лошади, коли алтын нетути, попусту только измается,
сердешный..."
Полный немого отчаяния, которое, постепенно возрастая в нем, жгло ему
сердце и туманило голову, Антон бросил наконец свои поиски и направился к
дому. Когда он ступил на троскинские земли, была глухая, поздняя ночь, одна
из тех ненастных осенних ночей, в которые и под теплым кровом, и близ
родимого очага становится почему-то тяжело и грустно. Льдяной порывистый
ветер резал Антону лицо и поминутно посылал ему на голову потоки студеной
воды, которая струилась по его изнуренным членам; бедняк то и дело попадал в
глубокие котловины, налитые водою, или вязнул в глинистой почве полей,
размытой ливнем. Густой туман усиливал мрак ночи; в двух шагах зги не было
видно, так что иногда ощупью приходилось отыскивать дорогу. Когда ветер
проносился мимо и протяжное его завывание на минуту смолкало, окрестность
наполнялась неровным шумом падающего дождя и глухим журчанием потоков,
катившихся по проселкам. Казалось, не было уголка на белом свете, где бы в
это время могло светить солнышко и согревать человека. С каждым шагом вперед
все темней и темней становилось в душе мужика. Вскоре почувствовал он под
ногами покатость горы, по которой дней пять тому назад подымался на пегашке;
смутно и как бы сквозь сон мелькнуло в голове его это воспоминание. Откинув
дрожавшими руками мокрые волосы от лица, вперил он тогда помутившийся взор к
селу и значительно прибавил шагу.
Таким образом спустя несколько времени очутился он посередь улицы. Но
здесь было так же мрачно, как в поле: темнота ночи сливала все предметы в
одну неопределенную, черную массу; слышно только было, как шипела вода,
скатываясь с соломенных кровель на мокрую землю. Вытянув шею вперед, Антон
продолжал идти, ускоряя все более и более шаг. Вдруг посреди завывания
непогоды раздалась резкая, звонкая стукотня в чугунную доску... Сердце
мужика вздрогнуло. Он остановился как вкопанный и поднял голову: перед ним
возносился старый флигель, вмещавший контору и квартиру управляющего. Пока
он силился припомнить, каким случаем попал сюда, в стороне послышались шаги,
и почти в ту ж минуту грубый, сиповатый голос прокричал: "Кто тут?" Голос
показался Антону чей-то знакомый; он невольно сделал несколько шагов вперед.
- Какого тут дьявола еще носит? Кто тут?.. - произнес тот же голос
ближе, и Антон увидел перед собою двух человек с дубинками.
- Что ты, леший, не откликаешься? - повторил громче прежнего один из
караульщиков, стукая дубинкою по грязи. - Аль оглох? Слышь, тебя
спрашивают!..
Антон молчал, потирая руками мокрую свою голову.
- Стой! - закричали в один голос караульщики и кинулись на него.
Тот без всякого сопротивления дался им в руки.
- Управляющий... дома? - спросил он глухо.
Но едва успел он произнести это, как один из мужиков тотчас же выпустил
его и, засмеявшись, сказал товарищу:
- Дядя Дорофей... поглядь-ка, да ведь это наш Антон!
- Ой ли?..
- Вот те Христос... отсохни руки и ноги...
- Эй, сват! - крикнул Дорофей, также выпуская Антона и принимаясь его
ощупывать, - какого лешего тебе здесь надыть?.. Что с тобой?.. Аль с ума
спятил?.. Без шапки, в такую-то погоду... какого тебе управляющего?.. Из
города, что ли, ты?..
- Из города... - проговорил Антон, вздрагивая всем телом.
- Эхва!.. так ты теперь-то управляющего хватился!.. Ну, брат, раненько!
Погоди, вот тебе ужотко еще будет... Эк его, как накатился... Федька, знать
выпимши добре, ишь лыка не вяжет... Что те нелегкая дернула, - продолжал
Дорофей, толкая Антона под бок, - а тут-то без тебя что было... и-и-и...
- Что?..
- Да, теперь небось что?.. что?.. Ишь у тебя язык-от словно полено в
грязи вязнет... а еще спрашиваешь - что? Поди-тка домой, там те скажут -
что! Никита-то нынче в обед хозяйку твою призывал... и-и-и... Ишь, дьявол,
обрадовался городу, словно голодный Кирюха - пудовой краюхе... приставь
голову-то к плечам, старый черт! Ступай домой, что на дожде-то стоишь...
- Эх, фаля! вот погоди, погоди; что-то еще завтра будет тебе?.. Да что
ж ты ничего не баишь, аль совсем те ошеломило?! Антон, а Антон! сват!..
- А?..
Дорофей и Федька залились во все горло.

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 100


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009