Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Антон-Горемыка часть 42

Антон-Горемыка часть 42

- Нет, - сказал ребенок, глядя исподлобья на мать.
- Врешь, ел, канашка, ел... плутяга...
- Полно тебе его баловать, Никита Федорыч; что это ты, в самом деле,
балуешь его, - подхватила Анна Андреевна, - что из него будет... и теперь
никак не сладишь...
- Ну, ну... пошла, барыня, - вымолвил муж, громко прихлебывая чай, -
будет он у меня погляди-ка какой молодец... ха, ха, ха!.. Ваня, - шепнул он
ему, подмигивая на сахарницу, - возьми потихоньку, - ишь, она тебе не
дает... Ну, матушка Анна Андреевна, - продолжал он громко, - видел я сегодня
наших коровок; ну уж коровы, нечего сказать, коровы!..
- Мне кажется только, - заметила супруга, - Фекла стала что-то нерадеть
за ними... ты бы хоть разочек постращал ее, Никита Федорыч... даром что ей
шестьдесят лет, такая-то мерзавка, право...
- Небось, матушка, плохо смотреть не станет: еще сегодня задал ей
порядочную баню... Ну, видел также, как наш огородишко огораживали... велел
я канавкой обнести: надежнее; неравно корова забредет или овца... с этим
народцем никак не убережешься... я опять говорил им: как только поймаю
корову, овцу или лошадь, себе беру, - плачь не плачь, себе беру, не пущай; и
ведь сколько уже раз случалась такая оказия; боятся, боятся неделю, другую,
а потом, глядишь, и опять... ну, да уж я справлюсь... налей-ка еще чайку...
- Мне говорила наша попадья, что ярманка была очень хорошая, - начала
Анна Андреевна, - и дешево, говорит, очень дешево продавали всякий скот...
вот ты обещал тогда купить еще корову, жаль, что прозевали, а все через
тебя, Никита Федорыч, все через тебя, впрочем, ты ведь скоро в город
пошлешь, так тогда еще можно будет.
- Нет, я в город не скоро пошлю, - отвечал как можно равнодушнее
супруг.
- Как! а оброк-то барской когда ж пошлешь на почту? - возразила та
сердито.
- Он еще не собран; да хоть бы и весь был, торопиться нечего, подождут!
Брат Терентий Федорыч пишет, что барину теперь не нужны деньги... Этак
станешь посылать-то без разбору - так, чего доброго, напляшешься с ними;
повадятся: давай да давай... я ведь знаю нашего молодца: вот Терентий
Федорыч пишет, что он опять стал ездить на игру; как напишет, что
проигрался, да к горлу пристало, тут ему и деньги будут, а раньше не пошлю,
хоть он себе там тресни, в Петербурге-то! Меня не учить, барыня-сударыня; я
ведь знаю, как с ними справляться, с господами-то: "нет у меня денег, -
написал ему, да и баста! - пар, мол, сударь, не запахан, овсы не засеяны,
греча перепрела", вот тебе и все; покричит, покричит, да и перестанет; разве
они дело разумеют; им что греча, что овес, что пшеница - все одно, а про
чечевицу и не спрашивай... им вот только шуры-муры, рюши да трюши, да знай
денежек посылай; на это они лакомки... Вот с ними так куды мастера
справляться; э! матушка, знаю я их, голубчиков, не в первый раз вести с ними
дело... вот потому-то и оброку не пошлю... незачем!..
- Так-то ты всегда, - проговорила, ворча, хозяйка. - Когда это до
нашего добра, так ты всегда кобенишься... денег небось жаль на корову...
оттого и в город не посылаешь...
- Да, жаль, жаль! оттого и не посылаю...
- Жаль, то-то... а от кого и в люди-то пошел? от кого их добыл,
деньги-то?..
- Ну, ну... пошла, барыня... э! смерть не люблю!..
Тут, без сомнения, возникла бы одна из тех маленьких домашних сцен,
которые были так противны Никите Федорычу, если б в комнату не вошла
знакомая уже нам Фатимка. Не мешает здесь заметить при случае, что лицо этой
девочки поражало сходством с лицом жены управляющего, и особенно делалось
это заметным тогда, когда та и другая находились вместе; сходство между ними
было так же разительно, как между одутловатым лицом самого Никиты Федорыча и
наружностью троскинского бурмистра. Те же черты, несмотря на разницу лет и
всегдашний флюс Анны Андреевны, который сильно вытягивал их; разница
состояла исключительно в одних лишь глазах; у жены управляющего были они
серы и тусклы, у Фатимки - черны, как уголья, и сыпали искры. Впрочем,
сходство между ними должно было приписывать одной игре природы, ибо Фатимка,
или, как называли ее в деревне, "Горюшка", никаким образом не приходилась
сродни Никите Федорычу.

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 104


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009