Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Антон-Горемыка часть 40

Антон-Горемыка часть 40

Никита Федорыч

Несмотря на раннюю пору и сильный морозный ветер, обращающий лужи в
гололедь, троскинский управляющий, Никита Федорыч, был уже давно на ногах.
Исполненный благодарности к молодым господам своим, которые так слепо
доверяли его честности свое состояние, так безусловно поручали ему страшную
обузу управления полуразоренного имения, он старался всеми силами если не
вполне оправдать их доверие, то, по крайней мере, не употреблять его во зло.
И мог ли он в таком случае щадить свои силы и здоровье? Должен ли был
потакать той гнусной лени, которая, бог весть за что и почему, досталась в
удел русскому человеку?.. С обязанностью управляющего соединяется всегда
столько хлопот, труда, попечений, ответственности!.. Нет, Никита Федорыч не
мог действовать иначе. Если б даже находился он при других обстоятельствах,
то есть не пользовался бы таким безграничным доверием господ или был
поставлен судьбою сам на их место, и тогда, в этом можно смело ручаться,
нимало не утратил бы ни благородного своего рвения, ни деятельности, ни той
ничем не сокрушимой энергии, которая так резко обозначалась в его серых,
блистающих глазах; он слишком глубоко сознавал всю важность такой должности,
он как будто нарочно рожден был для нее.
Иметь под надзором несколько сот бедных крестьянских семейств, входить
в мельчайшие их отношения, чуять сердцем их потребности и нужды, обладать
возможностью иногда словом или даже движением обращать их частные горести в
радость, довольствоваться умеренно их трудами, всегда готовыми к услугам, и
вместе с тем наблюдать за их благополучием, спокойствием, - словом, быть для
них, бедных и безответных, отцом и благодетелем, - вот какая доля досталась
Никите Федорычу! вот чему он так горячо мог сочувствовать и сердцем и
головою. И, боже, как был счастлив троскинский управляющий! Как легко
довелось ему стать в положение такого человека! Есть люди, которые с детства
готовятся для какого-нибудь назначения, работают денно и нощно, истощают все
силы и средства свои и все-таки не достигают того, чтобы обнаружить свои
труды и мысли на деле, тогда как он... Стоило только Аннушке, теперешней
супруге управляющего, замолвить слово старому барину - и уже Никита Федорыч
стоит лицом к лицу с своей задушевной целью и действует. Впрочем, сказывают,
все это случилось перед самою кончиною барина.
Итак, Никита Федорыч, несмотря на раннюю пору и стужу, был уже на
ногах. Он успел побывать на скотном дворе, заглянул в клеть, где стояли три
тучные коровы, принадлежавшие супруге его, Анне Андреевне, посмотрел,
достаточно ли у них месива, погладил их, потом прикрикнул на старую скотницу
Феклу, хлопотавшую подле тощих барских телок, жевавших по какому-то
странному вкусу, им только свойственному, отлежалую солому. Далее заглянул
он в ригу, где несколько мужиков обмолачивали господскую рожь. Исполнив это,
Никита Федорыч направился к собственному своему "огородишку", как называл он
его, то есть огромному пространству отлично удобренной и обработанной земли,
на котором виднелись в изобилии яблони, груши, лен, ульи и где репа,
морковь, лук и капуста терпели крайнюю обиду, ибо служили только жалким
украшением. Тут он совсем захлопотался с мужиками, которые окутывали ему на
зиму яблони и обносили огород плотным забором и канавой. "Экой проклятый
народ, - твердил он, размахивая толстыми своими руками, - лентяй на лентяе;
только вот и на уме, как бы отхватать скорее свои нивы, завалиться на печку
да дрыхнуть без просыпу... до чужого дела ему и нуждушки нет... бестия
народ, лентяй народ, плут народ!"
Время, вот видите ли, подходило к морозам; Никита Федорыч нарочно
нагнал всю барщину, думая живее отделаться с своим огородом, чтобы потом,
сообща, дружнее, всем миром приняться за господскую молотьбу; но мир
почему-то медленно и нехотя подвигал дело, и это обстоятельство приводило
бедного управляющего в такое справедливое негодование. Пожурив, как водится,
лентяев, снабдив их при случае полезными советами и поучительными истинами,
Никита Федорыч поплелся через пустынный барский двор прямо к конторе. Но
даже и здесь не дали ему покоя. Не успел он сделать двух шагов, как Анна
Андреевна высунула из окна больное, желтое лицо свое, перевязанное белою
косынкой по случаю вечного флюса, и прокричала пискливым, недовольным
голосом:
- Никита Федорыч, а Никита Федорыч, ступай чай пить! что это тебя,
право, не дождешься; да ступай же скорее!.. полно тебе переваливаться!..
- Иду, иду, барыня, успеешь еще... иду... - проговорил заботливый
супруг.

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 104


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009