Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Антон-Горемыка часть 27

Антон-Горемыка часть 27

- Нет, - отвечал простодушно Антон, - сена не надо, я лошадь-то
продавать привел: и так простоит, сердешная...
- Твоя на то воля... ужинать небось станете?
- Давай!..
- Такая-то беда у меня... малого своего отослал в Зименки... до сих пор
не вернулся; сам за все и про все, - говорил хозяин, слезая наземь.
- А почем ужин? - рассеянно спросил рыженький.
- Известно, что тут толковать, лишнего не берем, что в людях, то и у
нас: шесть гривен с хлебом.
- Ладно... Эй, хозяйка! собирай скорей, смерть проголодались.
- Вам чего? щей плехнуть, аль гороху вальнуть, аль лепеху с семенем? -
спросила хозяйка.
- Давай что ни есть... Хозяин, а хозяин, нет ли, брат, винца?
- Как не быть... вам сколько?
- Что, Антон, голову-те повесил, вино есть, аль не слышишь? выпьем,
говорю, завтра знатный будет день. Хозяин, давай штоф!..
Когда дворник вышел, рыженький повертелся еще несколько минут подле
печки и шмыгнул в двери. Это было сделано так ловко, что Антон ничего не
заметил; он снял с себя полушубок, повесил его на шесток, помолился богу,
сел за стол и в ожидании ужина принялся рассматривать новых своих товарищей.
Двое из них немного погодя встали, перекрестились и молча улеглись на нары,
занимавшие целую стену избы. Антон увидел, что тут спало еще несколько
человек мужиков. Из оставшихся двух за столом один особенно привлек внимание
нашего мужика. Это был толстенький, кругленький человек, с черною окладистой
бородкой, плоскими маслистыми волосами, падавшими длинными космами по обеим
сторонам одутловатого, багрового лица, отличавшегося необыкновенным
добродушием; перед ним на столе стояла огромная чашка каши, деревянный
кружок с рубленой говядиной и хрящом и миска с лапшою; он уписывал все это,
прикладываясь попеременно то к тому, то к другому с таким рвением, что пот
катился с него крупными горошинами; слышно даже было, как у него за ушами
пищало. Антон первый прервал молчание.
- Вы отколе? - спросил он.
Мужик встряхнул головою, устремил на него оловянные глаза и, проглотив
кашу, мешавшую ему закрыть рот, отвечал:
- Сдалече: ростовские.
- Господские?
- Барские...
- Больша вотчина?
- Большая...
Тут хозяйка поставила перед ним чашку тертого гороху; мужичок принялся
за него с тем же ничем не сокрушимым аппетитом и уже ничего не отвечал на
вопросы Антона. Скоро вернулся рыженький с штофом вина, сел подле товарища,
и оба принялись ужинать. Немного погодя явился и сам хозяин.
- А ты ехать собрался, что ли? - спросил он у мужичка, сидевшего рядом
с ярославцем.
- Да, мне пора, - отвечал тот, подтягивая кушак, - до свету надо быть
дома.
Антон мгновенно поднял голову, поглядел на него, вздохнул и перестал
есть. Хозяин снял с полки счеты и подошел к отъезжавшему вместе с хозяйкой.
- Щи хлябал?
- Хлябал.
- Кашу ел?
- Ел.
- Масло лил?
- Лил.
- Сорок копеек, - произнес отрывисто хозяин, щелкнув костями.
Мужик расплатился, помолился перед образами и, поклонившись на все
четыре стороны, вышел из избы. В то время толстоватый ярославец успел уже
опорожнить дочиста чашку тертого гороху. Он немедленно приподнялся с лавки,
снял с шеста кожух, развалил его подле спавшего уже товарища и улегся; почти
в ту ж минуту изба наполнилась его густым, протяжным храпеньем. Дворничиха
полезла на печь. В избе остались бодрствующими рыженький, Антон и хозяин.
- Хозяин! - начал первый, прислушавшись прежде к шуму телеги
отъехавшего мужика, - подсядь-ка, брат, к нам, не спесивься; вот у меня
товарищ-ат что-то больно приуныл, есть не ест и пить не пьет; что ты станешь
с ним делать...

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 104


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009