Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Антон-Горемыка часть 25

Антон-Горемыка часть 25

- А что им делается - хлебушка есть, живут ладно, по милости господней.
- Новую избу, говорят, поставили?
- Поставили.
- Так; ну, брат Антон, где ж ты остановился здесь?
- Вот тут... близехонько, - отвечал скороговоркою рыженький, - у самого
перевоза на постоялом...
- Дай ему господь бог здоровья, - продолжал Антон, указывая земляку на
рыженького, - встрелся добрый человек... хочет провести на ночлег.
- Пойдем, Антон, - сказал тот, - пора, не опоздать бы нам, народу не
подошло бы много с ярманки...
- Ну, ладно, - подхватил Митроха, - я к тебе завтра зайду на фатеру...
как бог свят, зайду; ты, я чай, не больно рано пойдешь на ярманку... а мы до
того времени перемолвим слово, покалякаем про своих... так-то, брат, я тебе
рад, Антон, право, словно родному... инда эвдак сердце радуется, как случай
приведет с земляком повидаться... Ну, прощай, брат, и мне пора ко двору, а
завтра непременно зайду...
- Прощай, Митроха, заходи же, мотри...
- Ладно, ладно...
- Ну, братец, куда же нам теперь идти? - спросил Антон, когда земляк
исчез за поворотом.
- Сойдем вниз, а там пойдем все по берегу, все по берегу, до самых
кузниц.
- Далече?
- Эко ты наладил одно: далече да далече? видишь перевоз?
- Вижу...
- Ну, коли видишь, так ладно; тут как раз будет тебе и постоялый
двор... он прямо стоит за кузнями...
Движения, походка, лицо товарища Антона мгновенно изменились: теперь
все уже показывало в нем человека довольного, даже торжествующего; серенькие
плутовские глазки его насмешливо суживались и поочередно устремлялись то на
мужика, то на пегашку; он стал разговорчивее; но в речах его уже не было той
заботливости, той вкрадчивости, с какими прежде подъезжал он к Антону. Все
произошло, однако, так, как говорил рыженький: вскоре они достигли перевоза,
там поднялись по скользкому грязному берегу и вышли на пустынное поле,
огражденное с одной стороны рядом черных, мрачных кузниц, которые неровною
линиею спускались почти к самой воде.
Миновав кузницы, рыженький молча указал Антону на высокую избу, одиноко
стоявшую на дороге и окруженную длинными навесами. Тем временем, как они к
ней приближались, ночь окончательно обхватила небо и окрестности. Месяц
вышел из-за туч и весело проглянул на небе. Антон обернулся назад и бросил
взгляд к стороне города; там все уже стихло; редко, редко долетала
отдаленная песня или протяжное понуканье запоздалого мужика, торопившего
лошадь. Где-то в стороне, далеко-далеко за рекою слышался стук в чугунную
доску деревенского караульщика. Он увидел реку, исчезавшую после многих
изгибов в темноте, крутые берега, отделявшиеся от нее белым туманом, и
черные тучи, облегавшие кругом горизонт. Луна скрылась; воцарился глубокий,
непроницаемый мрак; подходя к избе, Антон едва-едва различил подводы,
стоявшие у ворот. Шумный говор и свет, выходивший длинною полосою из окна,
давали знать, что на постоялом дворе было довольно народу.
- Ну, вот и пришли, - сказал рыженький Антону, - веди лошадь в ворота;
ладно; ставь ее вот сюда, под навес, да пойдем ужинать...
- Послушай, добрый человек, - произнес Антон, оглядывая с беспокойством
постоялый двор и навесы, - послушай, мотри, не было бы лиха... не обидели бы
меня... не увели бы лошаденки; я слышал, народ у вас в городах на это дело
добре податлив...

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 104


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009