Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Антон-Горемыка часть 14

Антон-Горемыка часть 14

Антон не успел еще перебрать в голове все подробности этого
происшествия, наделавшего в свое время много шуму в околотке, как увидел
вдалеке телегу, которая медленно приближалась к нему навстречу. Сначала
показалось ему, будто в ней никого не было, но потом, когда она поравнялась,
он разглядел на дне ее мужика, лежавшего врастяжку. Антон несказанно
обрадовался.
- Эй! послушай, брат, - крикнул он, - а, примерно, далеко ли отсель до
столбовой дороги?
Тот, к кому обращался вопрос, лениво и как бы нехотя приподнял голову,
подперся локтем, поглядел пристально на Антона, зевнул протяжно и, не
отвечая ни слова, улегся в телегу.
- Эй, сват, эй! - крикнул Антон, - что ж ты? эй, далече ли до
столбовой?..
Мужик снова приподнял голову, поглядел на Антона, опять зевнул и, опять
не ответив ни слова, опустился на дно своей телеги; только на этот раз он
хлестнул лошадь, которая мигом унесла его из виду.
Антон опять остался один-одинешенек посреди полей: пегашка плетется
дробным шажком, а он то и дело посматривает вправо да влево, то прищурится,
то раскроет глаза, принимая каждый пень, каждую кочку за живого человека. И
вот снова чудится ему, что кто-то едет навстречу. Глядит, и впрямь несется
тележка; вороная лошадь в наборной шлее с медными бляхами, на облучке
подскакивает не то мещанин, не то помещик, а только не мужик: на нем картуз
и синий кафтан. На этот раз, однако, встреча, казалось, не порадовала нашего
мужичка; он круто осадил пегашку, смутился, сделал даже движение, ясно
выражавшее намерение кинуться в сторону, но тотчас же остановился; было
поздно; Антон узнал в синем кафтане троскинского мельника, которого так
усердно избегал несколько месяцев сряду. Мельник остановился; Антон слез с
лошади.
- Здравствуй, Аксентий Семеныч! - произнес он, переминая в руках шапку.
- Здорово, брат, куда?
- В город, Аксентий Семеныч, лошадь продавать... подушных платить
нечем; такая-то беда сталась со мною...
- Ну, а мне-то когда заплатишь? я, кажись, и то немало ждал...
Антон замялся.
- То-то, брат, - продолжал мельник, переменив тон, - ведь так промеж
добрых людей делать не приходится; летом еще осталось получить с тебя за
помол, а ты с той поры и глаз не кажешь: сулил отдать ко второму спасу, а я
хоть бы грош от тебя видел... так делать не показано вашему брату... на то
есть правота: как раз пойду в контору... я давно заприметил, ты от меня
отлыниваешь...
- А что мне от тебя отлынивать... нешто я коли отлынивал...
- Видно, так.
- Ину пору и рад бы отдал, да коли нечем; сам ведаешь, отколе скоро-то
взять нашему брату хрестьянину... был нынче недород, с корки на корку
почитай что весь год перемогались... Аксентий Семеныч... тут вот подушные
еще платить надо...
- Про то не мое дело ведать... вам подушные платить, а мне небось по
миру идтить... делай, как быть следно, знай честь, счетом взял, счетом и
отдавай; что тут баить...
- Что ты опасаешься?.. - сказал Антон, смягчая по возможности голос. -
Разве я отнекиваюсь от долга, говорю, отдам, обожди маненько, твое дело не
пропащее, право, скажу спасибо...
- На какой мне леший твое спасибо? из него шубы-то не сошьешь...
- Кажись, Аксентий Семеныч, мне не впервые с тобою ведаться.
- Точно не впервые, что говорить; зачем же молоть-то на чужой мельнице?
ась?

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 129


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009