Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Петербургские шарманщики часть 6

Петербургские шарманщики часть 6

Публика шарманщика

В осенний вечер, около семи часов, партия шарманщиков поворотила с
грязного канала в узкий переулок, обставленный высокими домами. Шарманщики
заметно устали. Один из них, высокий мужчина флегматической наружности,
лениво повертывал ручкою органа и едва передвигал ноги; другой, навьюченный
ширмами, бубном и складными козлами, казалось, перестал уже и думать об
усталости, только рыжий мальчик с ящиком кукол нимало не терял энергии.
Шарманщики, кажется, намереваются войти в ворота одного знакомого и
прибыльного дома.
Так! нет сомнения! Комедия будет! Они вошли на двор, вот уже заиграли
какой-то вальс и раздался пронзительный крик Пучинелла. Оборванный
мальчишка, который до того времени спокойно сидел на тумбочке, играл
камешком и дразнил сестру с двумя маленькими ребятишками на руках, вдруг
вскочил, сделал братьям еще гримасу и, перескочив чрез всю группу, сломя
голову бросился на двор. Будочник, стоявший тут же, с прилепленною к стене
будкою, снисходительно улыбнулся и понюхал березинского. Два солдата,
занятые весьма интересным разговором, заметив вошедших в дом шарманщиков,
остановились, с минуту оставались в нерешимости и наконец вошли.
Баба с необыкновенно красным лицом и веником под мышкою последовала их
примеру; одним словом, эффект был произведен.
Отчего же бы и нам не зайти? Двор широк и просторен; на него выходит до
сотни окон. Посреди двора уже поставлены ширмы; флегматический носитель
шарманки успел уже уставить свою ношу на складные козла и играл интродукцию.
Представление не могло замедлиться, потому что на публику нельзя было
жаловаться: она сбегалась со всех сторон. Но шарманщик не переставал
оглядывать окна, из которых начинали высовываться головы любопытных,
естественно ожидая от них более, чем от толпы сгруппировавшихся вокруг него
зевак.
Крик Пучинелла раздается в другой и третий раз, верхние этажи
населяются, оживляются, кучи самых разнообразных голов перевешиваются на
подоконники; виден и чиновник в пестром халате, красной ермолке и с трубкою
в зубах; рядом с ним артель работников заняла целые шесть окон сряду;
хорошенькая женщина и болонка поместились на сафьянной подушке, брошенной на
окно; кое-где выглянуло несколько размалеванных лиц, обративших на мгновение
общее внимание.
Чиновник Федосей Ермолаевич, весьма почтенный человек, занимавший
выгодное место и которого сам директор однажды потрепал по плечу, также был
пробужден после обеденного отдыха призывными криками Пучинелла.
- Терешка! что это, братец, там такое? - закричал Федосей Ермолаевич,
зевая и потягиваясь.
- Шарманщики, сударь, - отвечал Терешка, делая движение рукою и головою
к окошку.
- Да как же это они, братец... того?..
Но тут новый крик Пучинелла совершенно разбудил Федосея Ермолаевича; он
потянулся еще раз, встал с постели и заспанными глазами посмотрел на двор.
- Папенька, то, то, то, они вот все, вот так, вот все играют? - спросил
маленький Ермолай Федосеевич, таща всеми силами отца к окну. Ребенок гнусил,
произнося последние слова нараспев, что, впрочем, нисколько не мешало ему
быть любопытным и подавать большие надежды.
- Шарманщик, душечка...
- Нет, нет, то, вот они, вот так, вот все играют? - продолжал ребенок,
требуя непременно объяснения.
- Шарманщик, душечка...
- Нет, нет, то, они все так...
Но и мы, не находя ответ Федосея Ермолаевича удовлетворительным,
спустимся лучше вниз вместе с нянькою, торопливо выносившею пискливого
ребенка, который не давал ей покоя целые три часа.
Комедия должна начаться сию минуту, публике некуда уже было
поместиться. Два солдата, долго колебавшиеся вмешаться в толпу, стояли
теперь на первом плане; их плотно окружала орда мастеровых в изодранных
армяках, с выпачканными сажею лицами; мамки, няньки, кормилицы с ребятишками
всех сортов и возрастов пестрели в толпе яркими сарафанами; денщик,
возвращаясь с четверкою вакштафа, которую с нетерпением ожидал вновь
произведенный прапорщик, казалось, позабыл своего господина; босоногая
девчонка, остриженная в кружок, стояла в каком-то бессмысленном созерцании,
держа в руках корзинку с копеечными сухарями; толстый барин в очках,
вышедший подышать свежим воздухом, разделял общее нетерпение; трое писарей с
лихими ухватками подшучивали над шарманщиком, который переменил уже два
мотива и с самой недовольной миной переходил на третий; с улицы подходила
беспрестанно толпа всякого сброда; даже два моншера остановились у входа
ворот, завернув ногу назад и картинно упершись на тросточку.
Толпа волновалась и шумела; все ожидали, все требовали представления;
один только знакомый нам мальчишка бегал кругом, как гончая собака,
обнюхивал каждого, высовывал язык всем, кто ему не нравился, щипал
исподтишка детей и, протянув руку, готовился стащить пятый сухарь у девочки,
как вдруг над шарманкою показался Пучинелла. Пучинелла принят с восторгом;
характером он чудак, криклив, шумлив, забияка, одним словом, обладает всеми
достоинствами, располагающими к нему его публику.
- Здравствуйте, господа! Сам пришел сюда, вас повеселить да себе
что-нибудь в карман положить! - так начинает Пучинелла.
Его приветствие заметно понравилось; солдат подошел поближе, мальчишка
сделал гримасу, один из мастеровых почесал затылок и сказал: "Ишь ты!",
тогда как другой, его товарищ, схватившись за бока, заливался уже во все
горло. Но вот хохот утихает; Пучинелла спрашивает музыканта: взоры всех
обращаются на его флегматического товарища.
- А что тебе угодно, господин Пучинелла? - отвечает шарманщик.
Пучинелла просит его сыграть "По улице мостовой"; музыкант торгуется:
- Да что с тебя, мусью? двадцать пять рублей ассигнациями!
П у ч и н е л л а. Да я и отроду не видал двадцати пяти рублей, а
по-моему, полтора рубля шесть гривен.
М у з ы к а н т. Ну хорошо, мусью Пучинелла, мы с тобою рассчитаемся.
Сказав это, он принимается вертеть ручкою органа.
Звуки "По улице мостовой" находят теплое сочувствие в сердцах зрителей:
дюжий парень шевелит плечами, раздаются прищелкивание, притопывание.
Но вот над ширмами является новое лицо: капитан-исправник; ему нужен
человек в услужение; музыкант рекомендует мусью Пучинелла.
- Что вам угодно, ваше высокоблагородие? - спрашивает Пучинелла.
- Что ты очень хороший человек, не желаешь ли идти ко мне в услужение?
Пучинелла торгуется; он неизвестно почему не доверяет ласкам
капитана-исправника; публика живо входит в его интересы.
К а п и т а н - и с п р а в н и к. Экой, братец, ты, со мною
торгуешься! много ли, мало ли, ты станешь обижаться.
П у ч и н е л л а. Не то чтобы обижаться, а всеми силами стану
стараться!
К а п и т а н - и с п р а в н и к. У меня, братец, жалованье очень
хорошее, кушанье отличное, пуд мякины да полчетверика гнилой рябины, а если
сходишь к мамзель Катерине и отнесешь ей записку, то получишь двадцать пять
рублей награждения.
П у ч и н е л л а. Очень хорошо, ваше благородие, я не только записку
снесу, но и ее приведу сюда.
Публика смеется доверчивому Пучинелла, который побежал за мамзель
Катериною. Вот является и она сама на сцену, танцует с капитаном-исправником
и уходит. Толпа слушает разиня рот, у некоторых уже потекли слюнки.
Новые затеи: Пучинелла хочет жениться; музыкант предлагает ему невесту;
в зрителях совершенный восторг от девяностодевятилетней Матрены Ивановны,
которая живет "в Семеновском полку, на уголку, в пятой роте, на Козьем
Болоте". Хотя Пучинелла и отказывается от такой невесты, но все-таки по
свойственному ему любопытству стучит у ширм и зовет нареченную. Вместо
Матрены Ивановны выскакивает собака, хватает его за нос и теребит что есть
мочи.
Публика приходит в неистовый восторг: "Тащи его, тащи... так, так, тащи
его, тащи, тащи!.." - раздается со всех сторон; Пучинелла валится на край
ширм и самым жалобным голосом призывает доктора, не забывая, однако,
спросить, сколько будет стоить визит.
Является доктор, исцеляет Пучинелла и в благодарность получает от него
оплеуху.
За такое нарушение порядка и общественного спокойствия исполненный
справедливого негодования капитан-исправник отдает Пучинелла в солдаты.
- Ну-ка, становись, мусью, - говорит капрал, вооружая его палкою, -
слушай! на кра-ул!
По исполнительной команде Пучинелла начинает душить своего наставника
вправо и влево, к величайшему изумлению зрителей. Ясно, что такого рода
буян, сумасброд, безбожник не может более существовать на свете; меры нет
его наказанию: человеческая власть не в состоянии унять его, и потому сам ад
изрыгает черта, чтобы уничтожить преступника.
Комедия кончается; Петрушка, лицо неразгаданное, мифическое, неуместным
появлением своим не спасает Пучинелла от роковой развязки и только
возбуждает в зрителях недоумение. Неунывающий Пучинелла садится верхом на
черта (необыкновенно похожего на козла), но черт не слушается; всадник зовет
Петрушку на помощь, но уже поздно: приговор изречен, и Пучинелла погибает
образом, весьма достойным сожаления, то есть исчезает за ширмами.
Раздается финальная ария, представление кончилось. Публика чрезвычайно
довольна, но когда шарманщик взял бубен, завертел его на мизинце и стал
обходить зрителей, толпа заметно стала редеть. Первыми дезертирами оказались
два солдата и баба с веником под мышкою: рев детей, на минуту умолкнувший,
возобновился с большей силой и заставил мамок поскорее удалиться; словом, из
толпы утекали поминутно. К совершенному отчаянию шарманщика, даже и сам
толстый господин в очках, остановившийся послушать комедию, посмотрел на
бубен, подносимый ему шарманщиком, как бы не понимая, чего хотелось
просителю; с горя шарманщик обратился к ложам, то есть к окнам, в которых
все еще торчали головы любопытных; наконец один пятак упал, звеня и прыгая,
на мостовую, за ним другой, потом третий, брошенный собственноручно сыном
Федосея Ермолаевича, которому папенька вручил его с наставлением: "Брось
ему, душенька, в бубен".
- Нет, нет, то, то, они вот, так вот все играют? - твердил упрямый
мальчишка...
Пятак как-то неловко упал между камнями; тут чиновник в красной
ермолке, не давший решительно ничего и более других хлопотавший о начатии
комедии, принял необыкновенное участие в судьбе шарманщика.
- Направо, направо, - кричал он, указывая ему пальцем на то место, куда
упал пятак. - Еще правее... эх, братец! не туда! говорят тебе, правее.
- Направо, теперь еще немножко назад, - слышался голос из другого
окошка.
"Эх, вы, - думал шарманщик, нагибаясь, чтобы поднять деньги, -
хлопотать-то ваше дело, на то вы мастера, а вот как самому положить
что-нибудь, так нет... эх! житье, житье!"
Шарманку сняли, и под звуки плачевной музыки она тронулась с места;
толпа расходилась; чем бы, кажется, и все должно было кончиться, но тут
случилось обстоятельство, которого пропустить невозможно. Дождь,
накрапывавший еще до окончания комедии и не примечаемый увлекшеюся публикой,
полил как из ведра; чиновник в очках, по благоразумному своему обыкновению в
таких случаях, полез в карман, чтобы вытащить оттуда платок и обернуть им
еще новую шляпу, как, к совершенному своему изумлению, вместо платка вытащил
чью-то руку, уже прежде нырнувшую туда за платком.
Чиновник обернулся, но мальчишка, наш старый знакомый (это был он),
одним движением руки вырвался из тисков оскорбленного чиновника, ринулся
вперед и исчез в толпе.
"Держи! держи!" - закричал чиновник; "Держи! держи!" - раздалось
повсюду, "Держи!" - закричали мастеровые.
Двор опустел до единого; один только мужик, восторженно хохотавший от
самого начала до развязки, остался на прежнем месте; улыбка удовольствия еще
не покидала лица его; он осмотрелся кругом, взглянул на то место, где стояла
шарманка, не забыл посмотреть на окна, которые запирались от проливного
дождя, и, сделав недовольную мину, отправился к воротам.
Под воротами он встретил бедную собачонку, дрожавшую от холода и
прижимавшуюся к стенке. Мужик остановился, посмотрел на нее пристально,
нагнулся к ней как можно ближе и произнес: "Озябла!..", после чего тотчас же
покинул двор, весьма довольный собою.


 (голосов: 0)
Views Просмотров: 118


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009