Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Петербургские шарманщики часть 2

Петербургские шарманщики часть 2

Разряды шарманщиков

Трудно определить происхождение слова "шарманщик"; тем более трудно,
что оно, кажется, родилось на Руси и обязано жизнию простолюдью. Называть
незнакомое лицо или предмет без основания, часто даже без очевидного смысла,
хотя подчас и характеристически метко, свойственно русскому человеку,
который, как вы знаете, "за словом в карман не полезет"; недосуг ему
затрудняться в причинах, почему и как, а тут же, экспромтом, отпустит он
иногда такое, что после думаешь, думаешь, и все-таки не придумаешь, почему
выразился он так, а не иначе, назвал орган шарманкой, а не оглоблей, что
было бы для него все равно... Если б я принадлежал к числу почтенных мужей,
называющих себя корнесловами, то по поводу происхождения слова "шарманка"
предложил бы вам множество остроумных догадок. "Всего вероятнее, - сказал бы
я, - что первоначальное слово было: ширманка, и произошло от ширм, из-за
которых Пучинелла (Петрушка), доныне почти всегдашний спутник шарманщика,
звонким своим голосом призывает зевак и любопытных. Такое предположение, -
присовокупил бы я с большею уверенностию, - тем более основательно, что
первые появившиеся у нас органы были неразлучны с кукольною комедией,
существующею с незапамятных времен в Италии". Но так как и без того в
продолжение рассказа я не отчаиваюсь вам наскучить, то, оставив в покое
происхождение слова, перехожу к самому шарманщику. С первого взгляда
кажется, что все шарманщики составляют одно целое, один класс уличных
промышленников; но в сущности подлежат они бесчисленным разрядам, резко
отделяющимся друг от друга как занятиями, так и духом национальности.
Шарманщики в Петербурге вообще бывают трех различных происхождений:
итальянцы, немцы и русские. Между ними итальянцы занимают первое место. Они
неоспоримые основатели промысла, составляющего у них самобытную отрасль
ремесленности, тогда как русские и немцы не более как последователи, которые
хватаются за шарманку как за якорь спасения от голодной смерти, или по
неспособности, чаще по неохоте к другому, более дельному ремеслу. Шарманщики
редко начинают свое поприще с инструментом, от которого получили название;
ручной орган, или, как принято называть, шарманка, есть уже следствие
улучшенного состояния. Тюлень, заключенный в ящике и показываемый толпе с
обычным присловьем: "Посмотрите, господа, на зверя морского", высокий ящик,
покрытый зеленым сукном, с каким-то дребезжанием вместо музыки, называемый у
шарманщиков "фортепьяно англезе", виола с бесконечным скрипом и плясом
хозяина и, наконец, флейта или кларнет - вот средства, с какими впервые
дебютирует шарманщик на своей обширной и богатой разнообразными декорациями
сцене - на улицах. После уже, спустя два или три года, достигает он
счастливейшего дня (если только до того времени не нашел другого средства
добывать хлеб), блистающего на бледном его горизонте, как блудящий огонек, -
вожделенного и прекрасного дня, в который на скопленные деньги покупает он
шарманку. С этим приобретением осуществляет он все надежды, все мечты и,
взвалив на спину свое сокровище, думает только о том, как бы обратить на
себя внимание и получить возмездие за все пропавшие труды. То аккомпанирует
он вальс Ланнера свистками и трелями, то присоединяет к себе двух маленьких
детей, нанятых у бедной трубочистихи или прачки, и заставляет их выплясывать
бессмысленный танец своего изобретения; то, если представляется счастливый
случай, меняет тощую свою шарманку на другую, несравненно меньшую, но
представляющую почтеннейшей публике с одной стороны презанимательное
зрелище: Наполеона в синем фраке и треугольной шляпе, вертящегося вокруг
безносых дам, с ног до головы облепленных фольгою. Если владелец этого
сокровища итальянец, то он непременно вступит с вами в разговор и, объясняя
значение каждой куклы порознь, не утерпит, чтоб не выбранить хорошенько
Наполеона и бог весть почему кружащихся с ним австрийских дам. Если ему
снова случается накопить несколько денег, желания его простираются тогда еще
далее: он покупает высокий орган с блестящими жестяными трубами, медными
бляхами, золотыми кистями, горделиво качающийся на зеленой тележке, везомой
бурою клячею. И действительно, такое приобретение достойно всех
пожертвований: во-первых, орган не приходится носить, следовательно, менее
труда; во-вторых, его можно возить по дачам, где, как известно, люди как-то
добрее, самые солидные отцы семейства наклоннее к невинным буколическим
удовольствиям, приехавшие гулять особенно расположены тратить деньги, а
главное - много детей, которые вообще большие любители кукольной комедии и
шарманки; все это имеет значительно благодетельное влияние на доход
шарманщика, в особенности если он обладает уменьем занять хорошую позицию и
задать серенаду кстати. Не всем, однако, улыбается фортуна; есть бедняки, до
глубокой старости осужденные наигрывать одну и ту же арию на кларнете или
выплясывать трепака по уличному паркету, устланному булыжником, аккомпанируя
себе виолою.
Впрочем, так начинают карьеру свою одни только "мещане" этого класса
промышленников; "аристократия" вступает на нее с большим достоинством.
Шарманщики-аристократы редко ходят поодиночке, но большею частью
компаниею; один несет богатую шарманку, увенчанную бубенчиками, другой -
обезьяну в гусарском платье и тирольской шляпе, третий - ширмы и ящик,
наполненный куклами, одетыми в разноцветное тряпье, испещренное блестками;
шествие закрывает старый оседланный пудель, служащий гусару в тирольской
шляпе вместо лошади. Другие блуждают целым оркестром; третьи присоединяют к
себе гаера, который на дырявом ковре делает salto mortale* при завывании
шарманки; романсы с аккомпаньеманом арфы, ученые собаки, две или три скрипки
и кларнет, разыгрывающие вечно один и тот же галоп, - все это показывает уже
некоторым образом зажиточность хозяев и высоко ставит их над многочисленным
классом "мещанства". Впрочем, и здесь, как всюду, разница сглаживается
деньгами. Скромною жизнью шарманщику-мещанину случается накопить маленькую
сумму, и тогда "аристократия" (живущая несравненно богаче, семейством, и
если впадающая иногда в крайнюю нищету, то единственно по духу спекуляции,
чрезвычайно, как увидим ниже, в ней развитому) спускается с своих подмостков
и, как бы движимая добрым чувством, сближается с прежним отверженцем,
принимает его в компанию или, если денег у него не окажется более, чем
предполагалось, привязывает его к себе и еще прочнейшими узами - узами
родства. Нужно заметить, что деньги - единственное условие сближения между
двумя этими разрядами, вечно враждующими...
______________

* Здесь: сложное акробатическое упражнение (итал.).

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 100


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009