Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Петербургские шарманщики часть 1

Петербургские шарманщики часть 1

Вступление

Взгляните на этого человека, медленно переступающего по тротуару;
всмотритесь внимательнее во всю его фигуру. Разодранный картуз, из-под
которого в беспорядке вырываются длинные, как смоль черные волосы, падающие
на худощавое загоревшее лицо, куртка без цвета и пуговиц, гарусный шарф,
небрежно обмотанный вокруг смуглой шеи, холстинные брюки, изувеченные сапоги
и, наконец, огромный орган, согнувший фигуру эту в три погибели, - все это
составляет принадлежность злополучнейшего из петербургских ремесленников -
шарманщика. В особенности наблюдайте за ним на улице: левая рука его с
трудом вертит медную ручку, прикрепленную к одной из сторон органа; звуки то
заунывные, то веселые вырываются из инструмента, оглашая улицу, между тем
как взоры хозяина внимательно устремлены на окна домов; он прислушивается к
малейшему крику, зову, и едва встречает приветливый взгляд, как тотчас
ставит свою шарманку и начинает играть лучшую пьесу своего репертуара.
Каждый раз, как которая-нибудь из труб, позабыв уважение к человеческим
ушам, запищит неестественно и нескладно, - посмотрите, как старательно
завертит он рукою, думая тем загладить недостатки пискливого своего
инструмента и не возбудить в слухе вашем неприятного ощущения. Форточка
отворяется, пятак или грош, завернутый в бумажку, падает к ногам его в
награду за труды; но часто, весьма часто, истощив напрасно свой репертуар,
он медленно удаляется, грустный, унылый, не произнося ни жалобы, ни ропота.
Он уж давно привык к такой жизни. Какая бы на улице ни стояла погода,
знойный жар, дождь, трескучий мороз, вы его увидите в том же костюме, с тою
же шарманкою на спине - и все для того, чтоб получить медный грош, а иногда
и "надлежащее распеканье" от дворника, присланного каким-нибудь
регистратором, вернувшимся из департамента и после сытного обеда
расположившимся лихо всхрапнуть. Часто шарманка кормит целое семейство, и
тогда можете себе представить, сколько ужасных чувств волнуют горемыку при
каждом тщетном покушении растрогать большею частию несострадательную к нему
публику. Из всех ремесл, из всех возможных способов, употребляемых народом
для добывания хлеба, самое жалкое, самое неопределенное есть ремесло
шарманщика. Нет ремесленника, который приобретал бы копейку, не имея в виду
явного барыша: полунищая баба в грязном салопе, покрытом заплатками сверху
донизу, продающая на Сенной площади вареный картофель, прикрываемый, для
сохранения в нем надлежащей теплоты, известным способом, то есть без помощи
чего-нибудь постороннего, кроме тряпья, составляющего ее исподнее платье, -
приглашая гг. инвалидов и мужиков "на картофель, на горячий, служба, служба!
на карто, на карто... кавалер, на горячий, на карто, на карто..." - и та
даже совершенно уверена, что вернется домой с доброю краюхой хлеба,
достаточной величины, чтобы накормить двух-трех пострелят мужеского или
женского пола, что очень часто трудно бывает разобрать, если судить по одной
одежде. Шарманщик же, спускаясь из-под кровли пятиэтажного дома или
подымаясь из своего подвала, редко бывает уверен, доставит ли ему скудный
его промысел кусок хлеба, соберет ли он столько денег, чтобы в конце месяца
заплатить за квартиру - большею частию угол, нанимаемый им у той же торговки
картофелем, которая за неисправный платеж будет вправе прогнать его со
двора. Вникнув хорошенько в нравственную сторону этого человека, находишь,
что под грубою его оболочкою скрывается очень часто доброе начало - совесть.
Он мог бы, как другие бедняки, просить подаяние; что останавливает его? К
чему таскает он целый день на спине шарманку, лишает себя свободы, убивает
целые месяцы на дрессировку собачонок или изощряет свое терпение, чтобы
выучить обезьяну делать разные штуки? Что же вынуждает его на такие подвиги,
если не чувство, говорящее ему, что добывать хлеб подаянием или плутовством
бесчестно? Я не хочу здесь представлять шарманщика идеалом добродетели; еще
менее расположен я доказывать, что добродетель составляет в наше время
исключительный удел шарманщиков и что, следовательно, вы должны запастись
шарманкою и отправиться с нею по улицам, если считаете себя добродетельным;
далек я также от мысли рассчитывать на ваше сострадание, представляя
шарманщика злополучнейшим из людей. Нет, я хочу только сказать, что в
шарманщике, в его частной и в общественной, уличной жизни многое достойно
внимания. И если вы со мною согласны, то мне нечего и просить вас читать
далее: вы это сделаете сами... Я намерен заняться своим героем со всем
подобающим усердием...

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 113


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009