Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Лёгкий человек часть 7

Лёгкий человек часть 7

- Неправильно поставлено всё, - вот что я вижу! Стоит церковь, а рядом
- пес знает что! Иннокентий Васильевич Земсков стихи печатает, пишет:

Благодарю за те мгновенья,
Что освещают сердца тьму,
За сладкий миг прикосновенья
К святому телу твоему,

- а сам у сестры неправильно дом отсудил и намедни горничную свою,
Настю, за косу драл...
- За что? - спрашивает Степаха, разглядывая свои стертые руки,
красные, как лапы гусыни; лицо у нее каменное, глаза она прячет.
- Не знаю за что... Та хотела даже к мировому подать, ну - он дал ей
три рубля, - отказалась. Дура!
Сашка неожиданно вскакивает со стула.
- Ну, нам пора идти!
- Куда? - спрашивает хозяйка.
- Дело есть, - врет Сашка. - Вечером я приду...
Он протягивает руку Паше, та смотрит на его пальцы, несколько секунд
не решается коснуться их, потом пожимает руку Сашке так, точно отталкивает
ее.
Уходим. На дворе Сашка бормочет, туго натягивая картуз:
- Чёрт... Не любит меня девчушка... Да и мне стыдно пред нею. Не приду
я вечером...
Неприятные мысли точно сыпью выходят на его лицо, он краснеет.
- Надобно бросить Степаху, - это нехорошее баловство! И вдвое старше
она меня, и всё...
Но, свернув за угол улицы, он уже ухмыляется и размышляет тепло, без
тени хвастовства:
- Любит она меня, как цветок холит, ей-богу, право! Даже - совестно.
До того иной раз хорошо с ней... лучше матери родной! Замечательно. Эх,
бабы, - знаешь, брат, трудно с ними! Хороший народ, между прочим... Очень
много надо любить их... а - разве угодишь на всех?
- Так ты бы хоть одну хорошо полюбил, - предлагаю я.
- Одну, одну, - задумчиво ворчит он. - Попробуй-ка одну-то...
Он смотрит в даль, за синюю полосу реки, на рыжие луга, на черный,
встрепанный осенним ветром кустарник, бедненько одетый золотом листьев.
Лицо Сашки - мило-задумчивое, видно, что он по горло сыт приятными
воспоминаниями и они играют на душе его, как лучи солнца на воде ручья.
- Сядем, - предлагает он, остановясь у глинистого обрыва, за стеною
монастыря.
Ветер гонит клочья облаков, по лугам летят тени; на реке стучит рыбак,
конопатит лодку.
- Слушай, - говорит Сашка, - давай поедем в Астрахань?
- Зачем?
- Так. А то - в Москву?
- А как же - Лиза?
- Лиза... н-да-а...
И, в упор глядя на меня, спрашивает:
- Влюбился я в нее али нет еще?
- Ты бы околодочного спросил об этом.
Он хохочет; смех у него легкий, ребячий. Взглянул на солнце, на тени и
вскакивает на ноги.
- Сейчас конфетчицы выйдут, - айда!
Он быстро шагает в улицу, озабоченный, засунув руки в карманы,
нахлобучив картуз на глаза. Из ворот одноэтажного, казарменной постройки,
дома одна за другою шумно выбегают девицы в платочках и серых передниках.
Вот и Зина, стройная брюнетка с монгольским лицом и раскосыми глазами, в
красной кофте, туго охватывающей ее бюст.
- Идем кофей пить, - говорит Сашка, хватая ее за руку, и сразу же
торопливо начинает:
- Неужто ты все-таки выйдешь за эту плешивую собаку? Ведь он тебя
ревновать будет...
- Всякий муж должен ревновать, - серьезно говорит Зина. - А что - за
тебя идти?

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 120


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009