Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Обломов часть 64

Обломов часть 64

- А теперь уж оно не новость, и ты начинаешь скучать.
- Ах, нет, Ольга! Ты несправедлива. Ново, говорю я, и потому некогда,
невозможно было образумиться. Меня убивает совесть: ты молода, мало знаешь
свет и людей, и притом ты так чиста, так свято любишь, что тебе и в голову
не приходит, какому строгому порицанию подвергаемся мы оба за то, что
делаем, - больше всего я.
- Что же мы делаем? - остановившись, спросила она.
- Как что? Ты обманываешь тетку, тайком уходишь из дома, видишься
наедине с мужчиной... Попробуй сказать это все в воскресенье, при гостях...
- Отчего же не сказать? - произнесла она покойно. - Пожалуй, скажу...
- И увидишь, - продолжал он, - что тетке твоей сделается дурно, дамы
бросятся вон, а мужчины лукаво и смело посмотрят на тебя...
Она задумалась.
- Но ведь мы - жених и невеста! - возразила она.
- Да, да, милая Ольга, - говорил он, пожимая ей обе руки, - и тем
строже нам надо быть, тем осмотрительнее на каждому шагу. Я хочу с гордостью
вести тебя под руку по этой самой аллее, всенародно, а не тайком, чтоб
взгляды склонялись перед тобой с уважением, а не устремлялись на тебя смело
и лукаво, чтоб ни в чьей голове не смело родиться подозрение, что ты, гордая
девушка, могла очертя голову, забыв стыд и воспитание, увлечься и нарушить
долг...
- Я не забыла ни стыда, ни воспитания, ни долга, - гордо ответила она,
отняв руку от него.
- Знаю, знаю, мой невинный ангел, но это не я говорю, это скажут люди,
свет, и никогда не простят тебе этого. Пойми, ради бога, чего я хочу. Я
хочу, чтоб ты и в глазах света была чиста и безукоризненна, какова ты в
самом деле...
Она шла задумавшись.
- Пойми, для чего я говорю тебе это: ты будешь несчастлива, и на меня
одного ляжет ответственность в этом. Скажут, я увлекал, закрывал от тебя
пропасть с умыслом. Ты чиста и покойна со мной, но кого ты уверишь в этом?
Кто поверит?
- Это правда, - вздрогнув, сказала она. - Слушай же, - прибавила
решительно, - скажем все ma tante, и пусть она завтра благословит нас...
Обломов побледнел.
- Что ты? - спросила она.
- Погоди, Ольга: к чему так торопиться?.. - поспешно прибавил он.
У самого дрожали губы.
- Не ты ли, две недели назад, сам торопил меня? - спросила она, глядя
сухо и внимательно на него.
- Да я не подумал тогда о приготовлениях, а их много! - сказал он
вздохнув.
- Дождемся только письма из деревни.
- Зачем же дожидаться письма? Разве тот или другой ответ может изменить
твое намерение? - спросила она, еще внимательнее глядя на него.
- Вот мысль! Нет; а все нужно для соображений: надо же будет сказать
тетке, когда свадьба. С ней мы не о любви будем говорить, а о таких делах,
для которых я вовсе не приготовлен теперь.
- Тогда и скажем, как получишь письмо, а между тем все будут знать, что
мы жених и невеста, и мы будем видеться ежедневно. Мне скучно, - прибавила
она, - я томлюсь этими длинными днями; все замечают, ко мне пристают,
намекают лукаво на тебя... Все это мне надоело!
- Намекают на меня? - едва выговорил Обломов.
- Да, по милости Сонечки.
- Вот видишь, видишь? Ты не слушала меня, рассердилась тогда!
- Ну, что, видишь? Ничего не вижу, вижу только, что ты трус... Я не
боюсь этих намеков.
- Не трус, а осторожен... Но пойдем, ради бога, отсюда, Ольга; смотри,
вон карета подъезжает. Не знакомые ли? Ах! Так в пот и бросает... Пойдем,
пойдем... - боязливо говорил он и заразил страхом и ее.
- Да, пойдем скорее, - сказала и она шепотом, скороговоркой.
И они почти побежали по аллее до конца сада, не говоря ни слова:
Обломов, оглядываясь беспокойно во все стороны, а она, совсем склонив голову
вниз и закрывшись вуалью.
- Так завтра! - сказала она, когда они были у того магазина, где ждал
ее человек.
- Нет, лучше послезавтра... или нет, в пятницу или субботу, - отвечал
он.
- Отчего ж?
- Да... видишь, Ольга... я все думаю, не подоспеет ли письмо?
- Пожалуй. Но завтра та'к приди, к обеду, слышишь?
- Да, да, хорошо, хорошо! - торопливо прибавил он, а она вошла в
магазин.
"Ах, боже мой, до чего дошло! Какой камень вдруг упал на меня! Что я
теперь стану делать? Сонечка! Захар! франты..."

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 188


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009