Электронные книги
Главная
Русская классика
Белинский
Блок
Богданович
Гончаров
Горький
Грибоедов
Григорович
Давыдов
Дашкова
Дельвиг
Державин
Есенин
Жуковский
Измайлов
Карамзин
Куприн
Лермонтов
Майков
Некрасов
Никитин
Ознобишин
Островский
Пнин
Полежаев
Пушкин
Ростопчина
Рылеев
Станкевич
Толстой
Тютчев
Фет
Фигнер
Шевырев
Языков

Опрос
Вы любите читать?

Да!
Нет..


Друзья сайта


Обломов часть 7

Обломов часть 7

У них нет этого вот, как у нас, чтоб в шкафах лежала по годам куча
старого, изношенного платья или набрался целый угол корок хлеба за зиму... У
них и корка зря не валяется: наделают сухариков, да с пивом и выпьют!
Захар даже сквозь зубы плюнул, рассуждая о таком скаредном житье.
- Нечего разговаривать! - возразил Илья Ильич, ты лучше убирай.
- Иной раз и убрал бы, да вы же сами не даете, - сказал Захар.
- Пошел свое! Все, видишь, я мешаю.
- Конечно, вы; все дома сидите: как при вас станешь убирать? Уйдите на
целый день, так и уберу.
- Вот еще выдумал что - уйти! Поди-ка ты лучше к себе.
- Да право! - настаивал Захар. - Вот, хоть бы сегодня ушли, мы бы с
Анисьей и убрали все. И то не управимся вдвоем-то: надо еще баб нанять,
перемыть все.
- Э! какие затеи - баб! Ступай себе, - говорил Илья Ильич.
Он уж был не рад, что вызвал Захара на этот разговор. Он все забывал,
что чуть тронешь этот деликатный предмет, как и не оберешься хлопот.
Обломову и хотелось бы, чтоб было чисто, да он бы желал, чтоб это
сделалось как-нибудь так, незаметно, само собой; а Захар всегда заводил
тяжбу, лишь только начинали требовать от него сметания пыли, мытья полов и
т.п. Он в таком случае станет доказывать необходимость громадной возни в
доме, зная очень хорошо, что одна мысль об этом приводила барина его в ужас.
Захар ушел, а Обломов погрузился в размышления. Через несколько минут
пробило еще полчаса.
- Что это? - почти с ужасом сказал Илья Ильич. - Одиннадцать часов
скоро, а я еще не встал, не умылся до сих пор? Захар, Захар!
- Ах ты, боже мой! Ну! - послышалось из передней, и потом известный
прыжок.
- Умыться готово? - спросил Обломов.
- Готово давно! - отвечал Захар. - Чего вы не встаете?
- Что ж ты не скажешь, что готово? Я бы уж и встал давно. Поди же, я
сейчас иду вслед за тобою. Мне надо заниматься, я сяду писать.
Захар ушел, но чрез минуту воротился с исписанной и замасленной
тетрадкой и клочками бумаги.
- Вот, коли будете писать, так уж кстати извольте и счеты поверить:
надо деньги заплатить.
- Какие счеты? Какие деньги? - с неудовольствием спросил Илья Ильич.
- От мясника, от зеленщика, от прачки, от хлебника: все денег просят.
- Только о деньгах и забота! - ворчал Илья Ильич. - А ты что понемногу
не подаешь счеты, а все вдруг?
- Вы же ведь все прогоняли меня: завтра да завтра...
- Ну, так и теперь разве нельзя до завтра?
- Нет! Уж очень пристают: больше не дают в долг. Нынче первое число.
- Ах! - с тоской сказал Обломов. - Новая забота! Ну, что стоишь? Положи
на стол. Я сейчас встану, умоюсь и посмотрю, - сказал Илья Ильич. - Так
умыться-то готово?
- Готово! - сказал Захар.
- Ну, теперь...
Он начал было, кряхтя, приподниматься на постели, чтоб встать.
- Я забыл вам сказать, - начал Захар, - давеча, как вы еще почивали,
управляющий дворника прислал: говорит, что непременно надо съехать...
квартира нужна.
- Ну, что ж такое? Если нужна, так, разумеется, съедем. Что ты
пристаешь ко мне? Уж ты третий раз говоришь мне об этом.
- Ко мне пристают тоже.
- Скажи, что съедем.
- Они говорят: вы уж с месяц, говорят, обещали, а все не съезжаете; мы,
говорят, полиции дадим знать.
- Пусть дают знать! - сказал решительно Обломов. - Мы и сами переедем,
как потеплее будет, недели через три.
- Куда недели через три! Управляющий говорит, что чрез две недели
рабочие придут: ломать все будут... "Съезжайте, говорит, завтра или
послезавтра..."
- Э-э-э! слишком проворно! Видишь, еще что! Не сейчас ли прикажете? А
ты мне не смей и напоминать о квартире. Я уж тебе запретил раз; а ты опять.
Смотри!
- Что ж мне делать-то? - отозвался Захар.
- Что ж делать? - вот он чем отделывается от меня! - отвечал Илья
Ильич. - Он меня спрашивает! Мне что за дело? Ты не беспокой меня, а там как
хочешь, так и распорядись, только чтоб не переезжать. Не может постараться
для барина!
- Да как же, батюшка, Илья Ильич, я распоряжусь? - начал мягким
сипеньем Захар. - Дом-то не мой: как же из чужого дома не переезжать, коли
гонят?
Кабы мой дом был, так я бы с великим моим удовольствием...
- Нельзя ли их уговорить как-нибудь. "Мы, дескать, живем давно, платим
исправно".
- Говорил, - сказал Захар.
- Ну, что ж они?
- Что! Наладили свое: "Переезжайте, говорят, нам нужно квартиру
переделывать". Хотят из докторской и из этой одну большую квартиру сделать,
к свадьбе хозяйского сына.
- Ах ты, боже мой! - с досадой сказал Обломов. - Ведь есть же этакие
ослы, что женятся!
Он повернулся на спину.
- Вы бы написали, сударь, к хозяину, - сказал Захар, - так, может быть,
он бы вас не тронул, а велел бы сначала вон ту квартиру ломать.
Захар при этом показал рукой куда-то направо.
- Ну хорошо, как встану, напишу... Ты ступай к себе, а я подумаю.
Ничего ты не умеешь сделать, - добавил он, - мне и об этой дряни надо самому
хлопотать.
Захар ушел, а Обломов стал думать.
Но он был в затруднении, о чем думать: о письме ли старосты, о переезде
ли на новую квартиру, приняться ли сводить счеты? Он терялся в приливе
житейских забот и все лежал, ворочаясь с боку на бок. По временам только
слышались отрывистые восклицания: "Ах, боже мой! Трогает жизнь, везде
достает".
Неизвестно, долго ли бы еще пробыл он в этой нерешительности, но в
передней раздался звонок.
- Уж кто-то и пришел! - сказал Обломов, кутаясь в халат. - А я еще не
вставал - срам да и только! Кто бы это так рано?
И он, лежа, с любопытством глядел на двери.

 (голосов: 0)
Views Просмотров: 195


Интересное


Copyright © Электронные книги 2009